Здравствуйте, 7000$!
Почему, по вашему мнению, происходит смена состава группы?

Иван: Самая главная причина – это желание продолжать играть, катать концерты и писать музыку. Без этого весь механизм останавливается и начинаются перемены в составе. Или, когда кто-то ставит на первое место личную выгоду, а не творчество и своих преданных фэнов. На самом деле у нас не так часто менялся состав – заменили саксофониста на клавишника, а потом клавишника на (впервые!) второго гитариста-вокалиста, и это внесло немалый вклад в новое творчество. Также в нашем коллективе надо обладать крепкими нервами и здоровым чувством юмора. Хлюпикам и слабакам тут делать нечего! (Улыбается.)

Как это отражается на климате внутри коллектива?

Иван: Достаточно тяжело каждый раз. Всегда сложно принимать нового человека, но Артём как-то сразу влился в работу, и как человек он нам импонирует. На самом деле году в две тысячи шестом я не представлял 7000$ без Альберта и дудки, например. (Как так? Да кто, если не он?) И, знаете, что? Со временем я понял, что всё это не так важно и нашёлся достойный участник, главное, чтобы человек был искренен и музыка лилась. Это всё вещи довольно тонкие для восприятия, то есть человек мог просто внутренне быть не на нашей волне, каким бы он профессионалом не был.

Или когда один из участников покидает группу из-за того, что “денег надо много”. И вот ты такой читаешь комменты – “верните одного или другого”, но как людям сказать, что этот человек не хочет больше играть музыку из-за денег? Ему всё равно на его фэнов, и те, кто не знает об этом, всё еще ждут с нетерпением какого-либо реюниона.

В таких случаях на сколько важен профессионализм человека, которого принимаете в группу?

Иван: Я не был профессиональным музыкантом, когда пришёл в группу, у меня был инструмент, и я достаточно неплохо играл, вот и всё. Остальное – бесценный опыт, который я приобрёл, уже став участником группы. Если ты любишь то, что делаешь, то ты постоянно развиваешь свои навыки. А в целом, сейчас это не сильно важно, Курт Кобейн не был виртуозом игры, его любили за невероятный мелодизм.

Социальная направленность творчества вашей группы, это концепция одного участника группы, который несёт идеологию, или позиция всех участников группы?

Роман: Творчество группы выражает в основном мои мысли, чувства и концепции, так как я пишу тексты ко всем песням. Остальные участники либо не против, либо вообще не интересуются текстами, так как уверены, что главное трэш и угар, а остальное “побочка”. Я лично так не считаю, ибо мне смотреть в глаза публике и вести с ней диалог, а это большая ответственность.

Роман, вы верите в рок-героя, способного вести людей, которые ему поверили или возраст вносит некий прагматизм в творчество?

Роман: Возраст вносит понимание момента в первую очередь. А чтобы вести за собой людей нужна не только пассионарность, но и голова на плечах, чтобы видеть куда ты их завёл. А вообще, всё это игры эго – пытаться кого-то за собой вести. Надо пример показывать собственными поступками и жизнью, а уж потом, если захочется, умные мысли и лозунги выдавать. Как мы знаем, практически все “рок-герои” приводили свою часто незрелую паству не к самым лучшим вещам. Если быть точнее, господа коммерсанты, сделав из очень талантливых и ярких, но очень ранимых и запутавшихся в своей жизни мальчишек и девчонок, рок-идолов и мучеников, продали другим мальчишкам и девчонкам в пример не самую лучшую часть жизни и личности кумиров. Так что рок-героизм и поза рок-героя – это всё коммерческие проделки, в основном. (Улыбается.) Но, это лично моё мнение.

Когда в коллектив вливается новый участник, как он принимает такую концепцию?

Артём: Когда я пришёл в группу, к тому моменту, я был уже достаточно хорошо знаком с творчеством “баксов”. Более того, с моей предыдущей группой мы делали музыку в том же ключе, в похожем направлении. На репетициях мы разбираем новый материал, каждый из нас вносит свою творческую долю в создание треков, и в этом и есть все “баксы”, мы делаем это вместе!

Ваши песни — это реакция на конкретные события или на окружающую среду в целом?

Роман: В своём творчестве я пытаюсь разобраться в первую очередь в своём внутреннем мире, и в тех вопросах, которые в данный период меня интересуют больше всего. Хотя предыдущий альбом “Тень независимости” точно отразил ощущение страха надлома общемировой ситуации (две тысячи четырнадцатый год), как бы пафосно это ни звучало. Надлом вскоре произошёл, и всё не успокоилось до сих пор. Хотя, мне все-таки ближе не “социалка”, а Look Inside.

Скажите, поступали ли к вам предложения по рекламе со стороны известных музыкальных брендов? Был ли у вас опыт?

Иван: Сейчас музыканты группы являются эндорсерами нескольких брендов: гитар ESP, тарелок ED Сymbals и бренда одежды Blackout. Мы стараемся поддерживать их, а они нас. (Улыбается.)

Вы выпустились на японском лейбле. Что это дало группе?

Юрий: Это очень интересный опыт. В начале мы выпустили альбом “Вперёд” на русском языке. И вот недавно вышла англоязычная версия альбома “Тень независимости”. Песни зазвучали абсолютно по-другому. Также, конечно же, это продажи и понимание, что музыка – универсальное средство общения для людей любой национальности. Когда мы получаем положительные отзывы из страны восходящего солнца, фотографии купленных людьми релизов, это, конечно же, мотивирует.

Кому принадлежала инициатива для выпуска альбома в Японии, и как это было аргументировано?

Иван: Нам предложили контракт на два альбома на территории Японии. Соответственно, это переиздание уже вышедших альбомов на английском языке.

В июне две тысячи шестнадцатого года вы выступали в клубе Stereo Hall. Как думаете, почему могли закрыть клуб?

Иван: Вопрос для нас достаточно сложный, так как мы плохо знаем ситуацию с московскими клубами. Слышал, что были проблемы с оплатой аренды. Клуб находился в центре Москвы, и мы можем только догадываться, какие суммы требовались площадке для существования. Но, осмелюсь предположить, что немалые. Клубов сейчас много закрывается, по всей России такая ситуация, насколько мне известно. Концертная индустрия сейчас в принципе находится в тяжелой ситуации. Но мы стараемся с оптимизмом смотреть в будущее.

Что можно было бы сделать для того, чтобы клубы не закрывались, как вы думаете?

Юрий: Да всё просто! Нужно перестать сидеть дома перед компом. Самое первое, что слушатель может сделать – начать поддерживать локальные и приезжие группы, а именно, ходить на концерты, покупать мерч, делать выручку на баре.

Робер Родригез за семь тысяч долларов снял фильм, а на что бы вы потратили эту сумму: на нужды группы или на развлечения?

Дмитрий: В рублях это же получается не так и много – четыреста тысяч, в нашей стране на такие деньги фильм про “Димона” сделали, довольно успешный, кстати. (Улыбается.) Вообще, развлечения – дело хорошее, но нужно всегда помнить, что делу время, потехе час. Думаю, что, если такое бабло упало бы нам на счёт группы, мы бы не стали его дербанить для своей развлекухи, а ввалили бы в хороший клип или улучшение аппаратуры для концертов. Это вложение в себя, в свой проект, с расчётом прокачать группу и выдернуть уже кусок пожирнее. Вот когда эту сумму удвоим, утроим, вот тогда и будем развлекаться! Хотя, распределение финансов все-таки зависит от времени года, летом такое решение принять труднее. (Улыбается.)

У вас есть какой-то общий бюджет в коллективе на приобретение музыкальных компонентов?

Юрий: Да, у нас есть некий “общак”, но тратим мы его не на музыкальные компоненты, а на оплату аренды репетиционной базы, запись песен, съёмки клипов и прочее. Музыкальные инструменты и всевозможные примочки и т.д. у нас каждый покупает себе сам.

Участники группы занимаются только музыкой и не совмещают это с работой в офисе, например?

Иван: Раньше да, я, например, был руководителем отдела маркетинга, сейчас это всё в прошлом. Но, все же, навыки которые я приобрёл, я считаю полезными и иногда незаменимыми. В общем в офисах вы нас не найдёте. (Улыбается.)
Юрий: У меня домашняя студия, где я делаю аудио и видеорекламу, занимаюсь сольными проектами и практикуюсь на музыкальных инструментах. До этого был десятилетний опыт работы в офисе, когда работал на радиостанции, правда я там занимался тем же самым. (Смеётся.)

Роман: Я занимаюсь не только музыкальной деятельностью. Я – художник, и мне интересны различные близкие к искусству виды творчества и созидания, так что у меня никогда не было офиса – у меня всегда были мастерские, полные моих любимых вещей, любимых книг и любимой музыки. И вообще, я смиренный служитель Гармонии, по крайней мере стараюсь им быть. (Улыбается.)

Музыканты стараются самостоятельно контролировать дистрибуцию своей музыки, её появление в интернет-магазинах или на физических носителях, а вы сейчас сотрудничаете с лейблом Союз Мьюзик и хочется понять, какую пользу вы извлекаете из такого взаимодействия?

Роман: Польза от взаимодействия огромная. Музыканты должны заниматься творчеством. Все административные вопросы, в том числе контроль за дистрибуцией музыки, получение с этого финансовых средств, получение отчётов, подписание документов, продвижение релизов на цифровых площадках и площадках партнёров, дизайн, заливка, печать дисков и так далее, все это вопросы решает наш менеджмент в связке с лейблом.

На сколько вы принципиальны в своём творчестве?

Артём: Написание нового материала – это командная работа. Процесс взаимодействия с остальными музыкантами, рождение идеи, её проработка, оформление – всё это может проходить достаточно эмоционально, но мы всегда приходим к консенсусу и находим взаимопонимание. Так и рождается творчество. Бывает, что та или иная идея требует немедленной реализации и все музыканты согласны с той или иной предложенной концепцией. В других случаях, когда возникают сомнения, идея откладывается “до лучших времён”, так как что-то пока не получается оформить, где-то не “допережили”, не дополучили нужного опыта, не хватает нужных слов. Такие треки могут стать только лучше, когда по прошествии времени к ним возвращаешься.

Когда только появилась группа Korn со своими семиструнками, многие ребята прикупили себе такие гитары для характерного звучания. Следите ли вы за модными тенденциями в музыке и привносите их в свои треки?

Юрий: Когда для меня появился Korn в девяносто седьмом году, обычную “шестиструнку” было сложно купить (смеётся.), а “семиструнки” можно было увидеть на картинке. Гнаться за тенденцией можно вечно. Считаю, что надо просто расслабиться и получать удовольствие от создания музыки, и тогда ты сам будешь её законодателем. Однако, новой музыкой всегда интересуюсь и по-любому это оказывает своё влияние на творчество.

Мы не пишем песен “для галочки” и хорошо осознаём, какую позицию несём в массы. Если трек увидел свет, значит позицию разделяют все участники коллектива.

 

Каким бы мог быть итог вашей музыкальной карьеры?

Дмитрий: Разным мог бы. Можно умереть на сцене, будучи застреленным каким-то придурком, можно закончить передозом чего-то тяжелого, захлебнуться своей блевотиной от выпитого алкоголя, а можно в семьдесят лет дать свой последний концерт перед толпой в двести – триста тысяч фанатов и после этого уйти на покой, пожить ещё двадцать лет где-нибудь на море или в горах, это как сам человек разрулит свою жизнь. Что касается меня, то я уже, видимо, прошёл эту точку невозврата: теперь понятно, что буду играть музыку и заниматься всем этим пока силы не иссякнут. И если всё-таки случится в семьдесят лет дать такой концерт, то у меня еще хватит и времени, и сил пожить в красивых местах с близкими мне людьми.

Изменяли ли вы когда-нибудь себе под натиском критики со стороны знакомых и незнакомых вам людей?

Роман: Да вроде я всегда занимался тем, что мне нравится. Особо никогда себе не изменял, слава Богу.

Состав группы 7000$ на момент этого интервью:
Роман “Крест” Докукин – вокал
Артём Вязилов – вокал, гитара
Иван Игнатов – гитара, вокал
Юрий Баланов – бас
Дмитрий “Седой” Крупин – барабаны

Поделиться: