Здравствуйте, с каким городом вы ассоциируете свою группу Cloud Maze?

Здравствуйте! Честно, никогда не задумывался, к какому городу можно отнести мой коллектив и, в общем, творчество, но по духу некоторые песни больше напоминают мне берега какого-нибудь островка в Тихом океане, в котором отражается, какими бушующими могут быть море и океан. Другие песни, наоборот, могут ассоциироваться с быстрым и стремительным ритмом таких городов, как Нью-Йорк или Москва. Конечно, положа руку на сердце, мы – группа из России – и больше ассоциируем себя с нашей столицей.

Как устроена организация ваших выступлений в Китае: вас приглашают знакомые, плод работы ваших менеджеров или сотрудничество с букинг-агентством?

В Китае такая же ситуация, как и со всеми нашими турами, поскольку очень много выступаем за границей. Мы ведём взаимовыгодное сотрудничество с местными букинг-агентствами. Соответственно, для начала их нужно найти, именно они обеспечивают площадку для выступления. Организацией концертов, рекламой и выполнением технического и бытового райдеров занимается принимающая сторона. Всем остальным занимаюсь я сам.

Конечно, вы очень много гастролируете, но как происходит работа над новым материалом при столь плотном графике?

Да, мы очень много гастролируем. Для того, чтобы вовремя успевать сочинять новый материал, порой этим приходиться заниматься в самолётах, поездах, машине, в пути, переезжая, например, 500 км от одного города к другому. Именно в эти моменты, когда очень много эмоций от предыдущих выступлений, чтобы не терять время зря, я сочиняю новые песни.

Уточните, пожалуйста, формулировку – “основатель экспериментальной группы”. В чём заключается эксперимент?

Экспериментальным здесь является именно звучание, а также подход к продвижению и раскрутке группы за рубежом, нежели в России.

Мы экспериментируем с инструментами и их сочетанием, электроникой, лирикой. Каждая песня включает в себя какие-то нововведения, новые фишки. В этом как раз заключается эксперимент – как люди оценят, как воспримут.

Честно скажу, на практике некоторые эксперименты удаются просто на “вау”, когда люди прыгают, подпевают, втягиваются, но есть и такие, когда аудитория просто стоит в шоке и не знает, что делать под эту музыку, потому что происходит резкая смена ритмов и звучания. При этом всё равно все оставались довольны концертом, аплодировали по итогу нашего выступления. В этом, пожалуй, и заключается эксперимент – большой облачный эксперимент.

Если в детстве была тяга к музыке, то почему вы не пошли по этому пути, а поступили в Финансовую академию?

Увы, кроме меня эту тягу никто не разделял – у меня не было поддержки ни от родителей, ни от других родственников, ни от друзей. Иногда даже приходилось тайком убегать на студии и репетиции, чтобы никто об этом не знал. Я всегда разделял свою жизнь на два пути: первый – стандартный путь всех людей – после школы пойти учиться в университет и далее пойти на обычную работу, образно говоря, клерком. Но мне всегда был больше интересен второй путь, в котором ты привносишь что-то новое, но его не всегда поддерживают. Поэтому приходилось совмещать оба этих ритма – днём ты сидишь на работе, а вечером начинается другая жизнь – репетиции, концерты и так далее. Всё это, конечно, идёт в ущерб сну, но, честно скажу – это того стоит, потому что эти две жизни друг друга замещают и дополняют – если первая приносит тебе стресс, то во второй ты можешь от всего абстрагироваться.

Как назывался факультет в Российской академии народного хозяйства, на котором вы учились?

В Российской академии народного хозяйства я обучался на “общем и стратегическом менеджменте” – это было моё второе высшее образование, я пошёл на него спустя год после первого, а получая первое высшее, диплом писал уже лет в 19. Так рано получилось, потому что, заканчивая школу экстерном, я одновременно пошёл на первый курс института, сказав, что справку об окончании школы я скоро донесу, но в итоге донёс её только к концу года. (Смеётся.) Затем перешёл с первого на второй курс Финансовой академии, получается, в 16 лет я уже был на втором курсе института.

Некоторые музыканты наблюдают тот факт, что на их концерты ходит всё меньше людей. В чём или ком может быть причина?

Лично моё мнение заключается в том, что сейчас музыка стала вседоступной в интернете – люди меньше ходят на что-то новое, нежели на известное. Раньше, когда не было такой массовости в интернете и спокойного доступа ко всем музыкальным произведениям, люди в поисках чего-то нового ходили на концерты. Сегодня все спокойно могут слушать музыку в разных социальных сетях, не выходя из дома, ведь напрягаться совсем не нужно. При этом люди ходят на концерты только известных зарубежных артистов, которые к нам приезжают, и, честно скажу, я делаю точно так же и на концерты хожу, как все.

Я действительно вижу в этом проблему, потому что все музыканты ощущают некий спад посещаемости.

Возможно, это связано ещё и с тем, что сейчас люди стали слушать другую музыку – с каждым годом популярные стили и направления меняются. Если лет 10 назад популярными были рок и альтернатива, то сегодня больше всё это склоняется в сторону рэпа и лайтового звучания. Вы же помните, что я говорил про эксперименты, так вот наш новый альбом будет как раз-таки экспериментальным по части более лайтового звучания. Я уверен, вы оцените!

Если бы была возможность поступить иначе, вернувшись в 2009 год к моменту основания группы, стали бы что-то менять?

Мы всё-таки считаем 2013-й годом основания группы, когда поехали в первый тур по Италии. В 2009-м я придумал новоё название, и был совершенно другой состав. Но что изменил однозначно – уже тогда бы я начал писать тексты на русском и английском языках одновременно, не уделял бы всё своё внимание англоязычному материалу, а разделил его 50/50. В то время я действительно забросил попытки раскрутки в России и бросил все силы на зарубежное продвижение – это дало хорошие плоды, но сейчас понимаю, что я всё-таки российский певец и хочу развиваться здесь тоже. Хоть я и выиграл две музыкальные премии, мои клипы крутились на ТВ, но всё равно в России необходимо получать больше массовости. В связи с этим в новом альбоме будут уже две песни на русском языке.

С кем вы сотрудничаете по части дистрибуции ваших альбомов?

Недавно начали сотрудничать с неким лейблом в Китае, который помогает нам распространять музыку именно на китайском рынке. По части Европы и всего digital-пространства, мы на базе договорных отношений работаем с online-дистрибьюторами для размещения контента на Яндекс.Музыке, iTunes, Shazam и прочих платформах. К сожалению, эра дисков уже давно закончилась. Мы бы сейчас сотрудничали с каким-нибудь лейблом по выпуску физических носителей, но это используется исключительно, как сувенирная продукция, мерч на концертах. Такие диски самостоятельно, конечно, выпускаем, чтобы у поклонников была возможность купить их на наших концертах, а мы могли бы оставить на них автографы, но всё-таки это воспринимается, как сувенир. Тем не менее, я очень рад, что до сих пор есть ценители CD и винила. Им респект, и побольше бы таких людей!

Лейбл для артиста или артист для лейбла и почему?

Это вообще очень интересная тема. Мне кажется, что артист для лейбла, потому что раньше лейбл играл очень огромную роль в продвижении музыканта. Сейчас, я думаю, это всё сводится к минимуму. Объясняется это тем, что у большинства лейблов просто нет финансирования для раскрутки, делают они это всё “из-под палки”, и эффект может оказаться даже губительный, нежели положительный. Конечно же, всё ещё зависит от их путей и методов раскрутки и продвижения. Да, бесспорно, мы сами находимся в поиске нового лейбла, но это уже скорее для имени, потому что если, например, выпуститься через Universal, это даст ощутимый эффект. Но сегодня ситуация на рынке складывается совсем иначе – лейблы закрываются. Группы по большей части берут раскрутку и продвижение в свои руки.

Назовите, пожалуйста, трек, который вы послушали, скажем, 15 лет назад, но доставляющего вам радость по сей день?

Треком, который я послушал 15 лет назад, был Radiohead – “Reckoner”, и до сих пор это моя самая любимая песня, часто её слушаю. Radiohead – вообще очень меланхоличные ребята, и их музыка в те или иные периоды реально очень в тему. И это именно тот трек, который я могу слушать, наверное, на протяжении всей жизни. Обязательно послушайте!

Cloud MazeЧастью какого шоу-бизнеса вы себя видите: отечественного или зарубежного?

Конечно, мы всегда хотели себя видеть скорее частью зарубежного, но сейчас всё немного иначе. Касаемо именно ШОУ-бизнеса, мы больше себя относим к России, потому что у нас здесь продюсеры, тут мы выиграли много премий. Здесь же осуществлялись различные ротации. При этом за рубежом подразумеваем гастрольную деятельность, там люди действительно желают ходить и приходят на концерты. Например, мы недавно вернулись из тура по Китаю, и в городе Ухань на концерт пришло просто нереальное количество народа, в районе 300-500 человек – это довольно хорошие показатели для первого нашего концерта в этом городе, такой крутой эффект! Конечно, хочется развиваться с точки зрения шоу-бизнеса за рубежом, однако, ситуация там складывается не особо хорошая, потому что в некоторых странах всё устроено ещё хуже, чем у нас.

Мик Джаггер как-то сказал: “Пока моё фото остаётся на обложке журнала, мне плевать, что пишут про меня на 18-й странице”. Вы солидарны с Миком?

Это абсолютно верно, потому что любой пиар – это в первую очередь пиар, – без разницы какой, самое главное – о вас говорят! И для артиста периоды жизни, когда о нём молчат, настолько болезненные, что начинаешь думать: “лучше бы хоть что-то говорили”. Именно это Мик Джаггер подразумевал, и я полностью с ним солидарен!

Публика для артиста или артист для публики и почему?

Мне кажется, эти понятия абсолютно одинаковые, потому что как публика работает для артиста, так и артист для публики. Если ты занимаешься музыкой, как ремеслом, а так обычно делает большинство наших групп, получается, что именно артист работает для публики. Но я говорю о другом ощущении – когда ты выступаешь на концерте – ты и публика абсолютно равны, вы – единое целое. Во время выступления я выкладываюсь полностью, показываю все эмоции, тем самым позиционируя себя, как артист для публики. И мне очень важно, чтобы каждый человек полностью отдавался концерту и я видел его взгляд, движения, поддержку. Поэтому для меня, как для артиста, очень важна публика. Эти два понятия взаимосвязаны. Конечно, здесь я не эгоист и моя основная задача – предоставить все свои эмоции, чтобы каждый человек на концерте был доволен.

Если не музыка, то чем бы вы занялись?

На самом деле я сейчас много чем увлечён – у меня есть группа, работа, стартап по разработке мобильных приложений, так же раскручиваю отдельный YouTube-канал, который посвящён юмористическому шоу. И хоть я разрываюсь, но абсолютно доволен! Поэтому, если бы не музыка, я бы занимался всеми вышеперечисленными сферами и проектами, вытекающими из моего музыкального пути. Я не представляю свою жизнь без музыки, как бы стандартно это не звучало, потому что, уверен, каждый музыкант говорит одно и то же.

Поделиться: