Здравствуйте! Какой день и какие обстоятельства легли в основу появления группы Вопрос?

Влад: Привет! У нашего солиста был день рождения, я поехал побухать с ним в Москву. Выпил. Дальше мне сунули в руки бас-гитару, а потом как в тумане…

Олег: Здравствуйте! Сложный вопрос. У нас было очень много перемен в составе, поэтому можно принять за “рождение” приход Саши в наш коллектив, что произошло довольно спонтанно. Наша первая встреча произошла в феврале прошлого года, когда его ко мне привела жена нашего барабанщика с предложением: “Вот парень мне рассказал, что он на гитаре играть умеет, а вы, кажется, гитариста ищете”. Собственно, она не прогадала, за что мы ей все очень благодарны. Но идея группы, её направленности и творческой сути появилась гораздо раньше. Мне этот момент запомнился первой попыткой сделать песню на русском (“Город огней”) вместе с группой, что произошло около 3-х лет назад. Её демо даже можно послушать в нашей группе VK.

Тем не менее, до прихода Санька состав группы очень сильно штормило. Сложно было сформировать понимающий и по-настоящему семейный коллектив. Особенно тяжело стало, когда во время первых сессий записи на студии пришлось расстаться с одним из идейных основателей, с которым мы вместе начинали выстраивать группу. От этого было очень сложно оправиться, и шансы вывести творчество на серьёзный уровень резко уменьшились. Что уж говорить, за время “шторма” Влад успел отслужить, Паша – жениться, а я – успешно не повторить их судьбу. И все мы сейчас согласны, что именно с приходом Санька в феврале прошлого года, наконец, появилось чувство уверенности за группу. Он очень хорошо влился в наш коллектив, привнёс свой исключительный и гармоничный стиль. И мы смогли погрузиться в творчество с головой, чем и занимаемся по сей день.

Олег, группу тяжелее собрать, сформировать или сохранить?

Олег: Да всё непросто, если задуматься. Большинству, насколько я могу судить, сложнее всё-таки сохранить, но тут дело в другом. Если изначально не понимать намерения и желания каждого музыканта в группе, то по истечению времени коллектив может распасться. Потому что семья, работа, быт, другие стремления могут перетянуть одеяло на себя. Но эта проблема пролетает мимо, если вы понимаете друг друга, и что группа значит для каждого; у вас есть цель, а также желание прогрессировать и развиваться. Вот встретить и сойтись с такими людьми, наверное, сложнее всего. Тут явно не обойдётся без проб и ошибок вкупе с удачей.

Какой главный вопрос вы задаёте сами себе чаще всего?

Паша: Почему бананы в упаковках в Пятёрочке стоят дешевле, чем на развес?

Олег: Когда уже у нас получится записывать материал с той же скоростью, с которой он придумывается? Этот вопрос лично мне не даёт покоя уже не первый год.

Олег, наверное, потому что запись – дело непростое?

Олег: Скорее, потому что качественная запись далеко не бесплатна, а деньги имеют свойство заканчиваться, к сожалению.

В своём сообществе в VK вы упомянули, что в некоторых песнях есть протестные строки. На базе чего строятся протестные настроения?

Паша: Протест, он есть в душе каждого, у каждого он свой. Видели, сколько молодёжи протестуют на митингах у Навального? Но наши песни не про это…

Олег: Да, все настроения исходят от происходящих событий с тобой или вокруг тебя. Меня в своё время немного поглотил разгульный образ жизни, после которого я придумал идею песни “ЖиуВиу”. В ней персонаж находится на грани истощения от происходящего вокруг. Сейчас меня волнуют уже другие темы, где-то более личные, более важные для меня. К сожалению, сегодня происходит много неприятного, неправильного, достойного протеста. И я не о политике, эту тему оставим профессионалам. В музыкальной индустрии, в рок-индустрии, люди, добившиеся успеха, перестают стараться и стремиться покорять новые горизонты, перестают отличаться новым материалом от своих старых работ, на которых сколотили фанатов. Все как будто сначала находятся в поиске формулы успеха, а когда её находят, делают невероятное, чтобы выжать из неё всё до последней капли. И все особенности подачи, талант, фантазия уходят на второй план, потому что люди перестают заниматься музыкой, они делают продукт. И самое обидное то, что реально достойно протеста, что люди это принимают и радуются удобным и комфортным местечкам в этой формуле.

Влад: Если бы я знал наши тексты, то ответил бы на этот вопрос.

Бэк-вокалисту необязательно знать тексты песен? (Улыбаемся.)

Влад: Даже вокалисту необязательно знать слова песен, что уж говорить о бэк-вокалисте. В крайнем случае можно выучить те три слова, которые надо петь, и вы восхитительны!

Вопрос

Вопрос. Фото: Екатерина Шуть.

Олег, скажите, вы отказались бы от текстов, спетых в ранних работах, с учётом того, что взрослеете и вас начинают волновать другие темы?

Олег: Это как отказаться от возможности ходить, когда у тебя появилась машина. Да, все темы по-своему актуальны: для кого-то больше, для кого-то меньше. И это главное. Нет никакого смысла и желания отказываться от текстов даже через несколько лет, потому что в них есть или был я, и потому что кто-то так же может найти в них себя или окружающих. Главное, постоянно работать над качеством текстов.

Многие музыканты бегут от офисной работы, чтобы скорее заняться музыкой. У вас такая же ситуация?

Олег: Никогда не видел, чтобы какая угодно работа “гналась” за музыкантами. Скорее, просто музыканты, как и все по-настоящему творческие люди – дети. Хочется не распыляться на кучу взрослых проблем и обязанностей, порой ты не можешь удержаться от выбора в пользу творчества, даже если это приведёт к трудностям и проблемам. Просто ты – вот такой ребёнок. Для тебя бытовые ценности не играют никакой роли, у тебя есть цель, мечта, и остальное либо помогает достичь её, либо мешает. Что касается меня, то да, я именно такой ребенок.

Саша: Я бегу от офисной работы впереди планеты всей, да и в принципе от работы: художник должен быть голодным.

Александр, то есть вы нигде не работаете?

Саша: На данный момент я работаю над тем, чтобы перейти на 4-й курс своего вуза. Я работал примерно год кассиром, и мне этого вполне хватило, чтобы понять, что работа – это не цель, это только средство быть счастливым. В моём случае я мог себе позволить ездить на репетиции, питаться и платить за запись в студии, что приносило немало удовольствия. Но нужно уметь вовремя уйти из одного места, чтобы не было поздно перейти, скажем, на уровень выше в собственных ощущениях, естественно. Поэтому я выбрал не работать, хотя… Искусство – тоже работа, более того – тяжёлый труд. А ещё я маме помогаю.

Откуда появляются деньги на мечту?

Влад: Если исключить сон из жизни, то можно даже успеть заработать денег.

Олег: Я большой противник разделения жизни на “работу” и “отдых от работы”. Мне кажется, нужно заниматься только тем, к чему у тебя лежит душа, потому что заставлять себя через силу развиваться в чем-то тебе чуждом – это мазохизм и трата времени. А тут уж всё зависит от направления, которое тебе нравится. Во время записи нашего первого EP я работал учителем вокала и куратором различных коллективов с другими преподавателями. До этого старался заработать на аудиостоках, продавая на специальных сайтах свои мелодии для разных проектов. Сейчас какое-то время занимаюсь проектной записью и даже недавно вёл студенческую вечеринку МГУ. И это мне реально нравится, хотя я не считаю это работой, но какие-то деньги приносит.

В 2015 вы создали первую публикацию в своём сообществе. Сколько вы дали концертов и в каких фестивалях поучаствовали на данный момент?

Олег: Я уже не помню, сколько именно было концертов, потому что с 2015 были и перерывы длинной в год, и попытки отработать материал с новым составом. Но за последний год мы постарались вывести концерты на регулярную основу, примерно, раз в месяц. И до сих пор у нас это получается. Что касается фестивалей, мы стараемся по максимуму дать о себе знать новой публике, что и всем советуем. Из довольно крупных фестивалей мы приняли участие в Emergenza, в котором дошли до полуфинала. Был очень приятный опыт, несмотря на проблемную организацию. Люди были очень заряжены и открыты к новой для себя группе.

Что не так было с организацией фестиваля?

Олег: Я бы рассказал лично организаторам этого фестиваля, какие проблемы и как их можно исправить, на мой взгляд. Но когда ведущая фестиваля обнаруживается в контактах одной из участвующих групп, это хоть и не относится к организации концертов, но довольно о многом говорит.

Какой из фестивалей прибавил вам фанатов?

Олег: Уже сложно отследить, как растёт наша аудитория после концертов. Да и параллельно с последним фестивалем мы выложили клип на песню “Феерия”, который очень сильно расширил нашу аудиторию. Ещё участие в “Битве за эфир” на НАШЕм радио. Это помогло познакомить многих с нашей группой. К тому же лето наступило, так что время фестивалей только начинается.

Паша: Думаю, Нашествие. Ну, то самое, которое ещё только будет в ближайшие годы.

Павел, давно ли вы следите за Нашествием? Какие группы для вас открыл этот фестиваль?

Паша: О Нашествии я только слышал. Если говорить о фестивалях, за которыми я лично слежу каждый год, даже хочу съездить, то это определённо Евровидение.

Кто в группе принимает окончательное решение, если дело касается съёмки клипов, выпуска новых треков?

Влад: Все вместе, мы же команда. Но Саню никто не слушает, если вы об этом.

Олег: Мы все стараемся внести что-то своё в идею и съёмку клипа. Да и перед каждым релизом мы собираемся, чтобы обсудить наше видение, идеи, планы и так далее. В процессе вносим немало правок, импровизаций. Нам очень помогает Настя – наш идейный вдохновитель, менеджер, режиссёр, сммщица, промоутер и эксперт в том, как обуздать тот хаос идей, который мы частенько извергаем. Идею клипа “Феерии” придумала она, исходя из наших пожеланий.

Для чего группе нужен клип?

Влад: Группа – не только музыка, но и идеи, которые мы хотим донести. Можно сделать это через текст, через музыку, через клип. Кому как удобнее воспринимать.

Олег: По сути клип – это визуализация группы. Помимо идей, которые несёт творчество музыкантов, в первую очередь он раскрывает их личности. Да, конечно, не всегда это работает именно так, вспомнить хотя бы музыкальные видео Gorillaz, но тем не менее, клипы создают чёткие ассоциации с общей стилистикой коллектива. Даже если зритель не может увидеть лица артиста, он понимает и сохраняет в памяти его образ, реальный или нарисованный, ну или какие-то абстрактные, показанные в клипе.

К тому же большинство людей – визуалы, поэтому для музыкальной группы важно не только писать классные песни, но и иметь в запасе приличные фотографии, записывать музыкальные видео, хорошо выглядеть на сцене. Именно из этого складывается образ артиста.

Да и с точки зрения продвижения – куда проще заставить человека посмотреть яркий видеоряд, этакий мини-фильм, чем воспроизвести аудиозаписи неизвестного исполнителя. Главное, чтобы визуальная часть не становилась основной и превалирующей. Между музыкой и картинкой всегда нужна гармония, если не симбиоз.

Согласились бы вы выступить в утренней передаче Первого канала, например, зимой, в -8 на улице?

Олег: Конечно, это же новая аудитория и опыт эфира. Пока мы ещё молодой коллектив, нужно пытаться максимально заявлять о себе.

Влад: Если выступление несёт близкие нам идеи, то да.

Саша: Ну, я бы попробовал договориться на что-нибудь покомфортнее.

А если придётся выбирать между Первым каналом и 2×2. Каким будет ваш выбор?

Олег: Когда я последний раз смотрел телевизор, по 2x2 крутили мультфильмы и очень бредовые шоу. И так как мы не очень похожи на анимацию, мне сложно нас представить на этом канале. А на Первом из респектабельных передач только “Вечерний Ургант” и “Познер”, но нам пока к ним рановато. Вот завтра…

Вы ломаете после выступлений свою аппаратуру?

Олег: Эх, ностальгия по Muse… Хотя это довольно странный ход. Возможно, когда мы сможем позволить себе покупать на каждый концерт по новой гитаре, то выплеснем наш драйв в этом странном действии. Впрочем, на наших концертах и без разрушений инструментов находятся способы, как заразить драйвом нашу публику.

Есть ли у вас в группе звукорежиссёр, который катается с вами на концерты?

Олег: Сейчас, нет, но желающий посодействовать нам с этим есть, и мы уже начали активно готовиться к новой эре. Иметь звукорежиссёра в группе очень важно, он сильно улучшает ваше звучание на концертах, особенно тогда, когда клубные специалисты не особо горят идеей сделать шикарный звук, а просто отрабатывают очередную смену.

Почему, как вам кажется, звукорежиссёры “просто отрабатывают” мероприятие и часто ли вы встречаете таких?

Влад: Встречаются и те, и другие. Для кого-то это просто работа, а кто-то душой за музыку. К сожалению, первых больше.

Олег: Потому что тебе постоянно приходится сталкиваться с разными группами. Шанс, что это будет не очень приятная для твоих ушей встреча, довольно высок. Так что со временем ты просто устаёшь вслушиваться, находить более-менее средние настройки громкости для среднестатистической группы, и вуаля. В хороших клубах такое – редкость, хотя и встречается, но в мелких клубах и барах – довольно частое явление. И я не виню людей, просто всем же слышно на концерте, как сделан звук. Если человек из толпы, пришедший на нас, понимает, когда что-то выбивается, а звукорежиссёр нет, то это – не прикольно.

Если вдохновения нет, станете себя мучить, чтобы записать новый трек?

Влад: Конечно, нет, твоя музыка должна нравиться тебе в том числе. Мы же не эстрадные исполнители, чтобы делать коммерческий шлак.

Олег: Да и пока я, например, не сталкивался с таким. Постоянно что-то происходит и вдохновляет. Постоянно хочется обуздать эмоции и переформатировать их в музыку. Да и, как я уже сказал, пока мы не успеваем записывать песни быстрее, чем они пишутся, так что эта проблема нам не грозит.

Паша: Что касается моего участия в творческих процессах, то могу сказать, что вдохновение, даже если его нет, всегда приходит в нужный момент. Зовут его Максим. Именно он сделал партию ударных в “Феерии” такой, какая она есть.

Допустим, один участник отказывается от репетиции. Что будут делать остальные?

Олег: Обычно все проблемы со временем мы обсуждаем заранее. Бывают форс-мажоры, но все относятся к ним с пониманием. Что немаловажно, в нынешнем составе все очень ценят время и мотивацию друг друга, и главное – понимают друг друга. Поэтому я даже не вспомню, когда кто-то отказывался от репетиции без весомой причины.

Влад: Изобьём до полусмерти, чтобы такого не повторилось. (Улыбается.) А если серьёзно, то все подобные решения принимаются коллективно, а форс-мажоры никто не отменял. Если причина весомая – понять и простить.

Где вы репетируете?

Влад: Во Фрязино и в Москве на репетиционных точках. Везде, где есть звук, можно подключиться и делать драйв.

Какой бюджет в месяц вы выделяете для поддержания жизнедеятельности коллектива?

Олег: Когда как. Во время подготовки песен мы тратили довольно много средств на запись нового материала. Нельзя забывать и о раскрутке с рекламой. Всё в наше время стоит денег. К счастью, можно ухищряться, чтобы привлечь людей другим способом. Можно находить известные группы, зарубежные или нет, схожего жанра, фанаты которых будут не прочь оценить ваше творчество. Так что порой хитрость позволяет нам немного сэкономить. Но о том, что пока мы и в ноль не выходим, я даже говорить не буду. Да и зачем, мы безумно хотим двигаться дальше и развиваться, поэтому, как говориться, на такое денег не жалко.

Но вообще имеется общий фонд, в который участники по чуть-чуть подбрасывают денег?

Олег: Да, но он, как правило, растрачивается довольно быстро, как только появляется. (Улыбается.)

Как обстоят дела с рок-клубами во Фрязино?

Саша: Видимо, настолько хорошо, что они переехали из Фрязино куда-то поближе в Москву.

Олег: Никак, их просто нет. Хоть у нас и есть фанаты жанра, мы даже репетиционную точку сумели найти, но рок-клубы, да даже обычные клубы, во Фрязино не пользуются большой популярностью. В основном творческий коллектив может реализовать себя либо в местном пабе, либо 2 раза в год на сцене одного из основных праздников: Дня города и Дня молодёжи. Кстати, они уже скоро…

Кто является “отцом” рок-музыки, а кто “матерью”?

Паша: Я думаю, кто бы он ни был, он был чёрным, в хорошем смысле. (Улыбается.) А его мамкой – Дженис Джоплин, хм…

Олег: По-моему, для каждого рок-музыка воспринимается по-разному. Лично для меня матерью и отцом моей любви к року безусловно стали Queen и Muse. Хоть это не основатели жанра и не самые пожилые его представители, но восприятие музыки – это личный процесс, и для себя я выделяю именно их.

Влад: Не знаю, отчего появилась идея выделять отцов и матерей. Каждый культовый рок-исполнитель, повлиявший на рок-движение, может называться отцом, начиная от Rolling Stones.

Что такое рок-н-ролл?

Олег: Это когда на концерте ты, забыв слова второго куплета, начинаешь придумывать его походу выступления и получается даже лучше оригинала.

Влад: Это состояние души. Бесконечный драйв самовыражения и самореализации. Чувство радости, которым хочется делиться.

Представьте, что вам предложили “побатлиться” с женским рок-коллективом. Вы предпочтёте отказаться от состязания или поборетесь за кубок?

Олег: Я только за. Женский рок-коллектив – что может быть милее? Да и расширять круг знакомств среди тех, кто занимается с тобой одним делом, очень полезно. Хотя формат “рок-батла” мне не очень понятен, это же не рэп, тут написать песню или лид, посвящённый опущению оппонентов, будет посложнее. Но это, несомненно, интереснее, чем гитарные батлы, которые сейчас пытаются поставить в противовес “Версусу”. Прости, Табачников, но не впечатлило.

Саша: Какие причины отказываться? Я не сексист.

Влад: Конечно, соревнование всегда весело!

Как лично вы относитесь к рэп-батлам?

Олег: Стараюсь следить за этой довольно интересной движухой. Порой в таком формате встречаются действительно сочные исполнители, которые орудуют словом крайне виртуозно. Но мои вкусы тут с большинством не совпадут.

Влад: Положительно! Я за любую свободу самореализации, когда она не угрожает другим людям, а если это нравится большой публике, то вдвойне отлично.

Когда последний раз вы слушали джаз?

Влад: Один раз за последние полгода точно, но исполнителей не назову. Меня, как и любого другого неравнодушного к музыке человека, зачастую тянет на определённые жанры от попсы до тяжелого металла, на джаз в том числе.

Саша: Гугл относит Эрика Клэптона и Джими Хендрикса к джазовым гитаристам, поэтому, видимо, практически каждый день.

И снова нужно сделать выбор: слушать целый день джаз или смотреть мультфильм “Ох уж эти детки!”?

Влад: Конечно, джаз, как такое можно сравнивать. (Смеётся.)

Представлена ли ваша музыка в iTunes, Google Play, Яндекс.Музыка, например?

Влад: И там она тоже представлена. Главное – донести до слушателя музыку в удобном ему формате.

Олег: Да, конечно. Все наши студийные записи имеются на этих платформах. Будущие хиты появятся там же. Заработок с них минимален, так что мы делаем это не ради денег. Просто многим людям реально удобнее слушать через эти платформы.

Кто занимается дистрибуцией вашей музыки?

Олег: Это вопрос к нашему менеджеру Насте. Она выбирает сервисы и способы загрузки нашей музыки туда.

Сколько должен стоить музыкальный альбом из 10 треков?

Олег: Если вы про запись, то могу сказать, сколько стоит из 5. Около 150 тысяч рублей. Дальше можно умножать и прибавлять.

Влад: А вот с покупкой проще. Альбом стоит столько, сколько за него готов заплатить конечный слушатель. Круче всего продавать альбом по выборочной цене.

Вы покупаете альбомы или используете стриминговые сервисы?

Олег: Пока что я купил всего 3 альбома, и все после прослушивания. Это 2 последних альбома Muse и последний альбом P!AT. Я считаю, что хороший материал, в котором чувствуются вложенные старания и идеи, заслуживает благодарности. И покупка альбомов – это выражение этой самой благодарности.

Влад: Да, пользуюсь Гугл-музыкой. Это удобно, качественно, дёшево, а главное – разумный компромисс в борьбе за прослушивание музыки.

Ваш любимый зарубежный сериал?

Влад: “Рик и Морти”.

Олег: “Рик и Морти”, конечно, хорош, Влад, но нельзя забывать свои корни. Конечно же, “Южный Парк”.

Какому отечественному кинорежиссёру дали бы Оскар?

Олег: Не знаю про отечественных, но я бы дал Шьямалану, если второй “Сплит” будет не хуже первого.

Если не музыка, то чем бы вы занимались?

Влад: “Я лично бухаю, а кто-то колется” © Ленинград.

Саша: Наверное, стал бы президентом.

Олег: Никогда не поставлю перед собой этот вопрос. Музыка – это моя неотъемлемая часть, и я не собираюсь даже представлять себе, что откажусь от неё. Слишком много эмоций, которые я могу выразить только с её помощью.

Состав группы Вопрос на момент интервью:

Олег Жихарев – вокал, гитара;
Владислав Бендер – бас, бэк-вокал;
Александр Аксенов – соло-гитара;
Павел Попов – ударные.

Поделиться: