Здравствуйте, Lurmish! Есть группы, которые избегают определённых вопросов. На какие вопросы вы бы не стали отвечать?

Арсений: В каком жанре мы играем. (Улыбается.)

Карина: На ум не приходит что-то конкретное. Возможно, я бы заставила себя не отвечать на вопросы, касающиеся какой-то персоны, про которую ничего хорошего не могу сказать.

Арсений, почему журналистов может интересовать вопрос о жанре, как вы думаете?

Потому что нужна какая-то определённость и структура. Это вообще особенность человеческого мозга: для всего находить какие-то ярлыки и раскладывать по категориям. И не плохо, и не хорошо, просто так есть. И думаю, что журналисты не спрашивают, кто в каком жанре играет, просто сами приписывают подходящие жанры. (Улыбается.)

В вашем случае любовь привела к музыке или музыка к любви?

Арсений: Любовь к музыке.

Карина: Вообще-то не совсем. Мы впервые с Арсением провели время вместе, когда он попросил записать мой вокал, чтобы потом его как-нибудь использовать. Но после этого мы долгое время ничего вместе в музыке не делали.

Забавно. У вас частенько расходятся мнения относительно каких-то событий?

Арсений: Нет.

Карина: Да.

Какое у вас образование?

Арсений: Я получил художественное образование. По специальности “художественная обработка металла”. Поэтому я и рисовал нам все наши обложки. Ну и другие штуки, где нужны навыки рисования. Рисовал видеоподложки на концертах и для съёмок лайвов.

Карина: Я тоже училась в том же колледже на художника, на специальности “ткачество и ковроткачество”, но не доучилась.

Арсений, какие программные или технические инструменты вы используете для создания обложек, если не секрет?

Первые наброски рисую в скетчбуке, либо в программе Procreate на iPad. А в основном сразу же начинаю рисовать в Paint Tool SAI. В Photoshop дорисовываю и довожу до финала.

В какой программе вы записывали альбом “Суперблиц”?

Арсений: Большую часть звуков нарулил в одном небольшом субтрактивном синтезаторе на iPad. Нарезал некоторые получившиеся звуки на сэмплы, всё на том же iPad.

В сведении альбома вы не принимали участие, доверив это Роману Матухину?

Арсений: Наверное, в этом вопросе я не смог бы полностью доверить сведение кому-либо. Это ведь, помимо сугубо технической части, на самом деле очень творческий процесс. Поэтому каждый трек мы вместе часами сидели и сводили. Я очень благодарен Роману за терпение и за его гибкость!

Нашей редакции из этого альбома особенно понравилась композиция “Момок”. Сколько звуковых дорожек в этой работе?

Арсений: Четыре дорожки. Синт, гитара, бас, вокал. Была ещё дорожка с дабл-гитарой, но не помню, использовали ли в итоге или нет.

Звук, какого музыкального инструмента вам не нравится?

Арсений: Мне не нравится звук волынки.

Как вы познакомились с Иваном Жбановым, владельцем UP!UP!UP! Music?

Карина: Я узнала о существовании UP!UP!UP! Music через группу OQJAV, которую обожаю. Видимо, по причине моего активного фанатства меня заметил Илья Фоменко, который сотрудничал с лейблом, и услышал нашу музыку. Потом он показал нас Ивану Жбанову.

Как вам опыт сотрудничества с лейблом Ивана? Планируете ли продолжить сотрудничество с ним дальше?

Арсений: Сотрудничество – хорошо. Планируем продолжать.

Книги, каких писателей вам нравятся?

Арсений: На ум почему-то первыми приходят Джек Лондон и Марк Твен. Хотя не могу сказать, что я их читаю. Да и в целом, художественную литературу редко читаю.

Карина: Я не читаю книги.

Вы часто видите в своём окружении людей, которые читают книги?

Карина: Конечно. Не знаю, кто их не читает, кроме меня. (Улыбается.)

Мечтали ли вы о переезде в другую страну?

Арсений: Было бы прикольно пожить в разных странах. Но не так, чтобы прям переезжать.

Карина: Сегодня гуглила, в какую страну легче всего переехать, а потом смотрела панорамы этих стран. Мне кажется, что если это и произойдёт в нашей жизни, то не от блага. Надеюсь, что не придется уезжать из родной страны.

Lurmish

Lurmish. Фото: Никита Мышкин.

Бытует мнение, что глобальная смена обстановки хорошо сказывается на творчестве. Согласитесь с этим?

Арсений: Не могу дать точный ответ. С одной стороны новый опыт, новые связи в мозгу. С другой стороны, можно вообще перестать творить в новой обстановке. Обычно творчество идёт, как компенсация чего-то. А если творчество утрачивает эту функцию, то утрачивается и потребность в нём. Но, скорей всего, наоборот, в новой обстановке эта потребность в разы возрастает. С другой стороны, обычная повседневность без каких-либо глобальных перемен тоже довольно продуктивна для творчества. Так что в итоге это всё не имеет значения.

Нужно ли критиковать музыкантов?

Арсений: Если музыкант хочет критики, то можно. Но лично я смысла не вижу.

Карина: Я ответа точно не знаю, но думаю, что разницы нет про музыку ли идёт речь или про какое-то другое творчество. Я сама задаюсь вопросами – имеет ли смысл объяснять что-то человеку, можно ли привить вкус, можно ли дать какой-то совет, который заставит человека лучше чувствовать искусство?

А сами критики вообще выигрывают для себя что-то, когда критикуют других? Преподаватели в музыкальных школах учат или критикуют, как считаете?

Карина: Мы не сталкивались с преподавателями в музыкальных школах, так что понятия не имеем. (Улыбается.) Мне кажется, что нужно критиковать то, что ты видишь, анализировать. Но для себя, чтобы понимать, что тебе нравится, а что – нет.

Арсений: Я могу говорить только за художественное образование. И здесь я не сталкивался с критикой. Обычно преподаватели больше видят, на что ты способен, и к чему у тебя лежит душа. Они это замечают и задают направление, которое подходит именно тебе.

Ночное время – лучшее для записи новой музыки?

Арсений: Когда как. Для меня лучшее время – это при любой возможности.

Карина: Ночь на меня плохо влияет, я начинаю немного сходить с ума ночью, так что вряд ли это хорошее время для чего-то, кроме сна.

Если у вас не получается довести до ума очередную композицию, то как вы это объясняете друг другу?

Арсений: Всегда можно оставить композицию на потом. Бывает, Карина напишет текст и вокальную мелодию под какой-то дурацкий мой набросок. Ей нравится. Мне нет. Потом приходится очень долго переписывать музыку с нуля под вокал.

Карина: Арсений, давай уже сделаем кавер на Хаски, пожалуйста!!!

Карина, чем объясняется желание сделать кавер?

Это моя любимая песня!

Музыку нужно слушать на концертах или дома?

Арсений: Музыку нужно слушать везде. В разное время, в разных местах музыка может раскрывать себя по-разному. Концерты – отдельная тема, на них нужно ходить. Звук, энергетика совершенно разные.

Карина: Я не люблю ходить на концерты, по какой-то причине я ничего не чувствую на них, может из-за толпы, может, слишком сильное эмоциональное потрясение – видеть так близко артиста, которого любишь. Дома я всегда лучше погружаюсь в атмосферу музыки и визуальной составляющей. Но я люблю смотреть концертные записи дома!

Lurmish

Карина Люрмиш. Фото: Григорий Демченко.

Карина, то есть, гипотетически возможно, что артист может испортить о себе впечатление, случись вам услышать его вживую? (Улыбаемся.)

Карина: Ну произойти может что угодно. Но я не думаю, что какие-то косяки, типа непопадания в ноты или забытых слов, могут испортить впечатление от концерта.

На каком концерте вы недавно были в качестве зрителей?

Арсений: Последний раз мы были на концерте Cream Soda. Все зрители танцевали. Я же просто стоял и наслаждался этим потоком вибраций.

Карина: Надо сказать, что очень крутое выступление было у Cream Soda! До этого была на концерте Ionnalee и Аффинаж. Аффинаж и Cream Soda намного больше погрузили, чем Ionnalee, хотя люблю её музыку больше всего на свете. Видимо, потому что я спокойнее воспринимаю выступления знакомых музыкантов, могу расслабиться и просто слушать и смотреть, не думая о лишнем.

Какой музыкальный альбом вы считаете совершенным от начала и до конца?

Арсений: Наш. (Смеётся.)

Карина: В последнее время я часто слушаю полностью первую часть альбома Аффинажа “Золото”. Редко так бывает, что не хочется переключить ни одну песню. Хотя я не могу его назвать “идеальным”. Для меня идеальная музыка у iamamiwhoami. Допустим, альбом “Kin”.

Попробуйте перечислить 5 альбомов, которые, с вашей точки зрения, могли бы стоять на полке с табличкой “Бесподобная музыка”.

Карина:

  1. Damien Rice – 9.
  2. Antony and the Johnsons – Antony and the Johnsons.
  3. iamamiwhoami – Kin.
  4. OQJAV – Предатель.
  5. Аффинаж – Ты, который нашёл. Но я бы туда добавила ещё по несколько песен из каждого их альбома.

Много ли денег вам жертвуют?

Карина: Жертвуют немного, но для меня шок, что кто-то вообще это делает. Спасибо этим людям! Арсений вот мобильную связь на месяц оплатил недавно с последнего пожертвования. (Улыбается.)

Жертвуют мало, потому что людям самим не хватает на жизнь или по другим причинам?

Карина: Ну мы это как-то и не афишировали, не просили никогда жертвовать, только самые внимательные заметили кнопку в паблике VK.

Почему одни стесняются попросить денег на музыку, а другие, наоборот, живут и творят за счёт других?

Карина: Не понимаю вопрос. Любой музыкант, который зарабатывает музыкой на жизнь, получается живёт за счёт слушателей же.

Уточним. В свете появившихся краудфандинговых сервисов музыканты собирают деньги на запись будущих альбомов, а не тратят на это заработанные от концертов средства. Получается, что музыканты ничем особо не рискуют, перекладывая материальную ответственность на слушателей. Что вы думаете по этому поводу?

Карина: Мы, кстати, тоже собираемся попробовать краудфандинг! Ну я думаю, что в этом ничего плохого нет, люди же добровольно хотят помочь. Тем более не всегда у человека, который хочет что-то создать, есть на это деньги.

Если люди видят, что им эта идея интересна, но автор не имеет возможности её воплотить, то они просто берут и помогают, потому что, видимо, им и самим это нужно, для души или для чего угодно.

Я тоже поддерживала таким образом Йонну Ли, вложив деньги в её тур по миру, потому что хотела, чтобы она приехала в наш город, и она приехала. Всё супер. (Улыбается.)

Может ли музыка причинить вред?

Арсений: Не может.

Карина: Мой мозг сгенерировал уже кучу ситуаций, в которых музыка причиняет вред. Допустим, её можно громко включить и оглохнуть, а потом тебе скажут на улице комплимент и ты его не услышишь, а человек подумает, что ты просто игнорируешь и расстроится.

Вы смотрите сериалы?

Арсений: Я смотрю аниме.
Карина: Да, сейчас жду новые серии сериалов “Бесстыжие”, “Это мы”, “Тьма”. Арсений их тоже смотрит, но, конечно, по сравнению с аниме, потраченное на сериалы время – фигня.

Что вы не любите?

Карина: Прокрастинацию, домашних животных, враньё, толстеть, ненавидеть, бояться, дискриминацию.

Арсений: Людей, которые не могут молчать, когда нужно.

Если бы не музыка, то чем бы вы занимались?

Арсений: Я бы рисовал, наверное.

Карина: Я думаю про это, ведь я ещё не уверена на 100%, что смогу себе позволить заниматься только музыкой. Если не музыка, то какое-то другое искусство, может, режиссура, но точно не рисунок. Хотя искусство мне интересно только в свободной форме, я бы не хотела что-то преподавать или заниматься коммерческой съёмкой. В идеале я бы хотела быть инстаграм-блогершей, желательно, чтобы блог был про материнство и ещё про дизайн интерьера, и ещё про что-нибудь. Либо же я бы очень хотела быть машинисткой экскаватора, я читала статью про женщину, которая работает на такой работе, и она сказала, что это лучшая работа в мире, так что я ей верю! К тому же учиться недолго.

Поделиться: