LĚOW, здравствуйте! Что человека привлекает в музыке, ради которой он готов бросить работу или не высыпаться ночами?

Вера: Здравствуйте! Я думаю, в музыке человека привлекает отсутствие границ. Музыка – это универсальный язык, знакомый каждому. И ради чувства, когда ты понят, музыканты готовы играть, а слушатели слушать. Уж извините за тавтологию.

Алексей: Добрый день! Чувство бешеного восторга, эйфории, которое в десятки раз сильнее того, которое возникает, когда вы находите новую любимую песню.

Всматриваетесь ли вы в лица людей, когда в клубе не слишком темно, чтобы понять насколько им нравится или не нравится то, что вы исполняете?

Вера: Я всегда всматриваюсь в лица людей, но, скорее, не для понимания, что им нравится, а для подстёгивания собственных эмоций.

Алексей: Обязательно, зрительный контакт очень важен при выступлении. Но энергетика зала, которому нравится, ощущается мгновенно, она прямо пропорциональна энергии, отдаваемой музыкантом. Добавлю, что всегда можно отличить аплодисменты из вежливости и искренние.

Насколько сильно нечувствительная аудитория может обрушить ваши грандиозные планы на выступление?

Вера: Конечно, равнодушие со стороны слушателя не радует. Но планы не обрушатся. Не все планы на выступление связаны с фидбеком.

Алексей: Не обрушит, выступления есть выступление, это передача энергии, эмоций, своих взглядов и идей слушателю. Моя задача – играть, кайфовать и надеяться, что этим проникнется зал.

Вы когда-нибудь комплексовали по поводу своей внешности?

Вера: Пожалуй, да. У меня есть комплексы, возможно, ради борьбы с ними я и поднимаюсь на сцену. И, вы знаете, это отличный способ стать увереннее в себе.

Алексей: Нет.

Кто из зарубежных музыкантов, как вам кажется, не обладает привлекательной внешностью, но при этом всё равно гипнотизирует своим творчеством?

Алексей: Tash Sultana, Spoon, Warpaint, The xx.

Как устроены ваши будни, сколько времени вы тратите на музыку?

Вера: К сожалению или к счастью, моя основная профессия – стоматология, и бывают дни, когда из занятий музыкой остаётся её прослушивание в наушниках по дороге на работу и домой.

Алексей: У меня все работы, так или иначе, связаны с музыкой, репетициями. Написанием я занят в свободные часы, как минимум, это 2-3 часа в день. (Улыбается.)

Вера, испытываете ли вы дискомфорт от совмещения основной работы и музыки?

Вера: Практически не испытываю. Стараюсь успевать не только в музыке и работе, но и во многом другом.

Могли бы вы уточнить по поводу территориального местонахождения: в вашем коллективе большая часть музыкантов живёт в Кирове, остальная в Санкт-Петербурге? Как вы репетируете?

Вера: Да, я – та часть коллектива, которая находится в Санкт-Петербурге. Репетируем онлайн под минусовки, присылая записи друг другу.

Алексей: На данный момент репетиций мало, конкретно я пишу сейчас свежий материал удалённо с Верой. Репетируем с группой уже под записанный вокал с кликом. Вера “ходит” на репетицию в моём мобильнике. (Смеётся.)

Если бы не интернет, то и группа не состоялась?

Вера: Отправляли бы демки и минуса голубиной почтой.

Алексей: Я думаю, способ есть всегда!

Насколько сильно вы переживаете по поводу названия группы: в VK вы рекомендуете искать музыку как “LĚOW”? Волнуетесь, что не найдут вас?

Вера: Переживаю, но не сильно. Так как, даже если вводить название без апострофа, поиск выдаёт нужные ссылки, хоть и не всегда, и везде.

Некоторые группы желают, чтобы их названия писали только большими, а некоторые только маленькими. Это как-то влияет на восприятие музыки со стороны слушателей, как думаете?

Вера: Это дело выбора, стечение обстоятельств при поиске названия и ничего больше. На восприятие самой музыки это не оказывает влияния.

Алексей: Никак, название просто должно выглядеть хорошо, лаконично… читаться и запоминаться. И, самое главное, быть достаточно оригинальным для простого вылавливания из паутины глобальной сети.

По сути, для вашей группы всё только начинается: впереди запись новой музыки, новые выступления, новые интервью. О вас будут много говорить. Насколько для каждого участника коллектива важно то, что будут говорить?

Вера: Важно, чтобы говорили правдиво о своих эмоциях. А на их позитивную или негативную окрашенность повлиять невозможно.

Алексей: Для меня сильно важен любой отзыв. С момента, как я занялся музыкой, одной из целей в жизни была запись первого дебютного альбома, где бы я принял непосредственное участие, и неважно, был бы это мой сольный проект или в составе.

Если найдётся какой-то неспокойный критик, целью которого будет разнести ваше творчество в пух и прах, какими будут ваши действия по отношению к нему?

Вера: Я, наверное, могу расстроиться. Но, как говорится, свобода слова и так далее. Я буду держать ответ достойно и по делу.

Алексей: Аргументированно – пожалуйста. Будет интересная дискуссия и полезная. В ином случае я привык не воспринимать таких людей всерьёз.

Зачем люди вообще кого-то критикуют? Очень интересно, критиковали ли вы недавно кого-нибудь необязательно по музыкальной части?

Вера: Какую критику вы имеете в виду? Если здоровую, то, скорее всего, для того, чтобы помочь и поделиться знаниями в конкретном вопросе. А если подразумевается “хейтерство”, то для того, чтобы вызвать определённые эмоции у окружающих.

Алексей: Как правило, когда им что-то не нравится, а вот дальше надо думать: не нравится, потому что действительно некоторые вещи сделаны бестолково или просто “на вкус и цвет”. Сам критиковал работу других людей, музыку из плеера. Чаще всего эта критика не выходит дальше моей головы, если об этом не просят.

Что для вас имеет значение в музыке, а что нет?

Вера: Важно, что музыка вызывает определённые чувства, а как этот эффект достигается, уже дело небольшой значимости.

Алексей: Эмоции, грув, атмосфера, саунд. Слушая, например, Tash Sultana сразу чувствуется насколько её колбасит от каждого собственного звука. Любую песню, почти, можно объяснить, почему популярна и чем цепляет, но это целая отдельная тема для разговора. (Смеётся.)

Почему люди негативно относятся к тем, кто ранним утром через громкоговоритель слушает музыку на телефоне? Стали бы они негодовать, если вместо Drum and Bass, например, играла бы музыка композитора Сергея Сергеевича Прокофьева?

Вера: Я к таким людям отношусь негативно вне зависимости от того, что играет из их динамиков. По той простой причине, что они решают за меня, что мне слушать этим ранним утром.

Алексей: От Прокофьева, думаю, нет.

Если на вашу долю выпадет испытание: слушать с утра до ночи, 5 дней без перерыва, джаз или поп, какой жанр выберете?

Вера: Я выберу Rhythm & Blues / Soul.

Алексей: Если именно поп-музыку, а не “попсу”, то, конечно, её. 5 дней обрабатывать джаз, будет сильно болеть голова.

Алексей, почему голова будет болеть после джаза? Что с ним не так?

Алексей: Там слишком много крутых штук с музыкальной точки зрения, мой мозг постоянно анализирует и это энергозатратно. (Улыбается.)

Какой жанр вы часто путаете с другим?

Вера: Я соотношу все затянутые монотонные инструментальные композиции с пост-роком, иногда ошибочно.

Алексей: Абсолютно не ориентируюсь в метале. (Смеётся.)

В итоге огромное количество жанров решает проблемы с поиском музыки или никак не способствует?

Вера: Хм… Всё же как-то помогает. Есть ведь основные группы жанров, а дальше куча ответвлений. Как-нибудь слушатель найдёт свою узкую дорожку. (Улыбается.)

Алексей: Это как вкусы пирога, кто-то желает вишнёвый, а кто-то вишнёвый с маком. И там, и там это пирог, однако испечён он везде по-разному, а вот сочетание вишни с маком мало кто пробовал вместе. Вот аналогичное ответвление жанра ничего не скажет, пока не послушаешь.

Сколько лайков в Instagram для одной публикации вас бы устроило?

Вера: Не так важно количество, как их качество. Вот поставил человек со всем сердцем и душой лайк, ну приятно же. Меня устроит любое количество.

Алексей: 300 для начала. (Улыбается.)

Вера, а как вы узнаете, что лайк вам сердечно поставил человек, а не бот-программа, скажем?

Вера: Да никак. Я всегда верю, что лайк – он от всей души лайк. Я же Вера, вот и верю.

После презентации вашего альбома прошло некоторое время. Скажите, что бы вы сделали по-другому, если бы занялись её организацией сегодня?

Вера: Мы бы начали анонсирование чуть раньше. Всё остальное я бы оставила на своих местах.

Алексей: Не делать релиз альбома за день до презентации. (Смеётся.) Больше разных красивых ништяков и работы над светом.

Анонсирование помогло бы заполнить зал до отказа?

Вера: До отказа или не до отказа, но помогло бы привлечь чуть больше слушателей, возможно, кто-то успел бы подстроить свои планы.

Алексей: Не до отказа, но значительно больше, так как мы уже после презентации получали много лестных отзывов и вопросов, где послушать живьём.

LĚOW
LĚOW. Фото: Сергей Юферев.

Какие разногласия в вашей группе обычно возникают?

Вера: У меня разногласия возникают с бас-гитаристом, просто потому что мы оба вредные. (Улыбается.) В текущих моментах споры несерьёзные и связаны лишь с поиском нужного звучания.

Алексей: Кому-то не нравятся мои партии, в том числе для других инструментов. (Улыбается.)

Не возникает ли апатии к музыке в результате поиска нужного звучания? Может, это сильно утомляет?

Вера: Возникает! Но это быстро проходит, стоит лишь переключиться на другой вид деятельности.

Алексей: Процесс утомительный, но стоит того. Так в любом искусстве.

Какой вы видите группу примерно через 5 лет?

Вера: Выпустившей второй альбом.

Алексей: Сложно сказать, у проекта есть цель существовать и создавать, но у большинства нет желания и возможности бросить всё, чтобы заниматься только этим, что в принципе нормально.

Вера, какие-то наработки уже есть для второго альбома? Вы концептуально подходите к его записи или он сформируется, когда наберётся необходимое количество материала?

Вера: Есть материал, его много. И его надо обрабатывать, дорабатывать и так далее. Пока о записи рано говорить.

Если бы кого-то из вас позвали принять участие в большом телепроекте, не связанный с музыкой, вы бы согласились?

Вера: Я – нет.

Алексей: Нет, не интересует в любом случае, только если за деньги, чтобы потом потратить их на альбом! Хотя, может, в качестве бесплатной рекламы, если там будут интервью.

Смотрите российское телевидение?

Вера: Да, я смотрю, но выборочно, используя для этого интернет.

Алексей: Нет.

Если не музыка, то чем бы вы занялись?

Вера: Ответ очевиден – стоматология.

Алексей: Когда во мне родился музыкант, умер проектировщик.

Алексей, что вы бы могли проектировать, например?

Алексей: Какой-нибудь классный зал для “ламповых” мероприятий, уютные домики.

Есть ли смысл в жизни?

Вера: Конечно. 42.

Алексей: Частица внутри нас, остальное – в ценных людях нашего окружения.

Поделиться: