Добрый день, Анна. Расскажите нам, чем именно вы занимаетесь в рамках фестиваля?

Практически всем. Модерирование сайта и групп в социальных сетях, реклама фестиваля, предварительное прослушивание групп, подбор членов жюри и хедлайнеров, организация развлекательной программы фестиваля, моральная поддержка участников. (Улыбается.) Ну и веду на сцене фестиваль тоже я. Получается всё «под ключ».

Трудно ли проводить подобное мероприятие?

С нуля и без опыта сложно, но можно выехать на интересе и энтузиазме. На первых порах были и ЧП, и форс-мажоры, и смешные ситуации. Главное, что зрители ничего не замечают, для них концерт идёт без срывов. Сейчас уже нас не напугать какими-то проблемами, всё можно решить. Хотя всё равно каждый раз нам немного нервно.

Что сложнее: готовить фестиваль к запуску или провести его в качестве ведущей?

Самое сложное – говорить группам, что члены жюри их не отобрали, и они не попадают в финал. А всё остальное: вести и организовывать – интересно. Поэтому сложности незаметны. Каждая сложность – маленький вызов, от преодоления которого получаешь удовольствие.

Анна, как управляетесь со всем этим?

Поначалу было сложно, работа была в режиме “24/7”. Сейчас достаточно опыта сделать это быстро и хорошо, делая параллельно другие проекты и не выпадая из обычной жизни. Думаю, что надо начать делиться знаниями.

Это ваш первый музыкальный проект?

До фестиваля “Metro On stage” я пробовала себя в роли менеджера музыкальных групп, полезный был опыт, хотя и не очень удачный. Сейчас делаю и разные другие крупные проекты и фестивали не музыкальной направленности.

Есть ли у вас помощники?

Конечно. Без хорошей команды и надёжных партнёров никак. Но я «control freak», мне сложно отдать какой-то кусок работы, так что вникаю во всё. (Улыбается.)

Как происходит подбор хедлайнеров?

Единого принципа отбора нет, выбираю интересных и разных.

Кого бы вы хотели заочно видеть хедлайнером следующего фестиваля?

Группу “Сплин” или “Мумий Тролль”.

Давно ли работаете над этим проектом?

С самого начала, я была инициатором создания фестиваля “Metro On Stage”. Мне вообще очень близка идея поддержки начинающих музыкантов.

Получается вся концепция придумана и разработана вами?

Да. И каждый год я стараюсь внести что-то новое, чтобы это был не какой-то застывший формат. «Неразвитие», как мне кажется, погубило много хороших фестивалей.

Анна, расскажите, пожалуйста, как вы придумали фестиваль? Что вас сподвигло на создание такого мероприятия?

Несколько лет назад, когда я работала в газете “Metro” в Санкт-Петербурге, у меня была задача организовать в День города небольшое шоу на сцене. Мне не хотелось никаких детских коллективов, танцевальных номеров, «минусовых» певиц и прочего сомнительного удовольствия. В этот момент коллеги из газеты “Metro” в Стокгольме подсказали идею с живым звуком и рок-концертом. Я быстро набрала первых участников, и в первый раз всё прошло более чем успешно. Вот так постепенно фестиваль стал тем, чем он является сейчас. Если начиналось всё с небольшой площадки на Невском проспекте, и исключительно для малоизвестных групп, то, когда я проводила “Metro On Stage” в Санкт-Петербурге в последний раз, он проходил на огромной сцене на Стрелке Васильевского острова с такими хедлайнерами, как Светлана Сурганова, Найк Борзов, Сергей Галанин и группа “Чичерина”. После, я переехала работать в Москву и фестиваль переехал со мной. Последние три года он традиционно проходит на Болотной площади.

Планируется ли проведение фестиваля в Санкт-Петербурге в будущем?

У нас нет ограничений по географическому принципу, и в этом году на площадке фестиваля выступит 5 групп из Санкт-Петербурга.

Всё таки, “Metro On Stage” – больше фестиваль или конкурс?

Одно логично следует из другого. Чтобы попасть на фестиваль – надо участвовать в конкурсе.

Много ли коллективов присылают заявки? Сколько допускается до голосования?

Около тысячи групп присылают заявки каждый год. Почти всех допускаем.

В который раз проводите фестиваль в этом году?

В этом году фестиваль проводится в девятый раз.

Среди прошедших восьми какой запомнился больше всего?

А запоминаются в основном группы, именно они делают фестиваль. Было несколько концертов, когда собиралось какое-то невероятное количество талантливых групп, которые устраивали шоу. Их песни до сих пор у меня в плеере, хотя и групп таких больше не существует.

Получается, вы отслеживаете будущее победителей? Может ли случиться так, что победивший однажды будет приглашён вами хедлайнером в будущем?

Жду. (Улыбается.) Но для этого, группе надо научиться собирать полные залы, большие.

Расскажите, пожалуйста, интересную историю, связанную с фестивалем.

Интересных историй много. И не обо всём, конечно, можно рассказать, используя нормативную лексику. (Улыбается.) Чаще всего эти истории связаны с хедлайнерами, с аппаратурой и подрядчиками. На самом первом концерте я не поставила крышу сцены, понадеялась, что в День города будут разгонять облака. Их и разгоняли какое-то время, а потом хлынул ливень. Короткий, но сильный. Мы носились по сцене, закрывая аппаратуру пленкой, а зрители достали зонтики и не расходились, это же Санкт-Петербург. (Улыбается.) А музыканты приняли решение не останавливаться и играть дальше. Их периодически потряхивало от электрических разрядов, мой микрофон бил меня током по губам, зато концерт прошел «с огоньком».

Какова основная цель фестиваля “Metro On Stage”?

Столкнуть две аудитории: музыкантов и слушателей. Дать группам новых поклонников, а слушателям – возможность расширить свою музыкальную библиотеку. И так как фестиваль проводится в День города – это музыкальный праздник для всех москвичей и гостей столицы.

Расскажите, пожалуйста, о членах жюри? Как вы их подбираете?

Члены жюри сменяются каждый год. Обычно звоню известным музыкантам или людям, имеющим отношение к рок-музыке и предлагаю послушать молодых и интересных. Как правило соглашаются, но некоторые всё таки отказывают. Это непросто – взять на себя ответственность решать, кто достоин выступать, а кто нет. У жюри тяжёлая задача – прослушать сто групп и оценить их все. Бывает и ругаются, мол много «треша», мало интересных участников, некоторых невозможно слушать или «все одинаковые». Оценивать чужое творчество – работа тяжёлая. В этом не может быть объективных критериев. Любой член жюри всё же ищет «свою» идеальную группу.

Помогают ли члены жюри участникам после фестиваля?

Иногда, да, пишут отзывы, например. Вот Стёпа Марсель – член жюри в этом году – выделил особо одну группу, написал об этом в Instagram. Группе приятно, плюс новая аудитория обратит на них внимание. Рома Зверь оценил высоко две группы, планирует их поддерживать.

С кем из жюри вам больше всего понравилось работать?

С Ильей Чёртом понравилось и с Дмитрием Спириным.

Что даёт ваш фестиваль музыкантам?

Возможность выйти из маленьких клубов на большую сцену, выступить перед многотысячной аудиторией. Ну и продвижение, конечно. В этом году мы сделали специальную вкладку в газету, посвящённую самым стильным рокерам “Metro On Stage”, публиковали отрывки из песен групп, рассказывали читателям истории взаимоотношений музыкантов – участников фестиваля и их родителей. И, конечно же, финальное интервью с победителями, которое увидели более миллиона читателей газеты “Metro”.

Может ли фестиваль перерасти в больший формат? Не рассматривали ли вы такой вариант?

Фестиваль и так большого формата. У нас есть своя ниша – уникальность. Фестиваль массовый и доступный, нет вступительных взносов, каких-то серьёзных ограничений по музыкальным жанрам.

Фестиваль в несколько дней, например, или с физическим регионально-выездным отбором участников?

Реальный отбор всё усложнит. Хотя, конечно, при живом выступлении можно оценить «качает» группа или нет.

Сложно ли стать участником?

Участником стать несложно, сложно выделиться среди тысячи групп, не менее способных.

Сколько по настоящему ярких индивидуальностей приходится на сто присланных заявок, исходя из вашего опыта?

Может и ни одной не быть. Давайте будем считать, что каждая десятая группа вызывает определённый интерес своим творчеством.

Чем необходимо обладать коллективу, чтобы победить в фестивале “Metro On Stage”?

Большим желанием играть и хотя бы одной песней, которую можно назвать хитом. И чтобы этот хит распознавался с первых нот. Это шаг к тому, чтобы жюри вас выделило среди всех остальных. Поэтому победа на фестивале – это отчасти элемент везения, и отчасти удачно выбранная конкурсная композиция.

Анна, назовите, пожалуйста, три критерия песни, имеющей все шансы на победу.

Мне кажется, чётких критериев быть не может. К тому же моё мнение частенько не совпадает с мнение жюри, я всё же оцениваю группы как слушатель. Есть достаточное количество известных исполнителей, которые для многих остались «группой одной песни». Поэтому даже начинающие могут придумать и записать удачную композицию. «Кровь-любовь-морковь» распознаются с трёх аккордов и сразу идут в «trash». Настоящую, сильную музыку делают личности, и это заметно с первых тактов. Да, в 18 лет может не хватить какого-то жизненного опыта, но собственные мысли, мнение, идеи и эмоции должны быть.

Можно скрыть слабые тексты, а это 90% песен к великому сожалению, исполняя произведения на английском, но произношение многих подводит. Можно украсть какой-нибудь гитарный риф или барабанную партию у модного иностранного исполнителя, но если не пропустить музыку через себя, если бездумно скопировать – тоже ждёт провал. Несколько фестивалей назад кто-то из членов жюри делил сто групп полуфиналистов на две кучки: «похоже на “Franz Ferdinand”» и «не похоже на “Franz Ferdinand”». Кстати, если уж очень хочется петь на иностранном языке – выбирайте немецкий или французский, это вас сразу выделит. (Улыбается.)

Всё ли складывается удачно на концерте у тех, кто уже победил?

И победителям, которые дошли до финального концерта, тоже бывает непросто. Было пару случаев, когда группа выступает, и всё вроде бы хорошо, а зрители расходятся от сцены. Не поняли, не оценили, не «зацепило».

Что в таком случае посоветуете делать музыкантам, как вести себя?

Начать играть кавер на группу “Nirvana”. (Улыбается.)

Бывают ли противоположные ситуации?

Да, однажды группа, состоящая всего из трёх человек, причём у барабанщика была сломана рука на тот момент, зажгла своим выступлением площадку так, что их долго не отпускали со сцены. Примером так же были ребята из Хельсинки, которые у себя на родине собирают маленькие клубы, человек по двадцать, двадцать пять, а на огромной сцене выступили как звёзды: солист прыгал со сцены, позволял зрителям стаскивать с себя одежду, в общем вёл себя как настоящая рок-звезда. И я всегда очень радуюсь, когда побеждают не команды из Москвы и Санкт-Петербурга, а музыканты из других городов, они привозят с собой какую-то невероятную энергетику.

Есть ли у вас конкурсанты, повторно подающие заявки?

Да, это не запрещено правилами. Но так как состав жюри меняется каждый год, одна группа редко побеждает два года подряд.

Нравится ли вам работать с музыкантами?

Да. Я сама с пяти лет занимаюсь музыкой. И мне приятно быть окружённой людьми, которые получают удовольствие от музыки, от творчества. Это каждый раз новые открытия и новые знакомства.

Почему вы выбрали именно рок направление?

Мне нравится рок и люди, которые его играют, я делала мероприятие для себя и друзей. А по всем правилам маркетинга, когда ты делаешь хороший качественный продукт и предлагаешь его аудитории, которую хорошо знаешь и понимаешь – это всегда успех.

Ваш фестиваль уже по праву можно назвать международным?

Можно назвать. Заявки подают группы из разных стран: Швейцария, Германия, США.

В какой именно момент стали приезжать заграничные группы? Не помните первопроходцев?

Первыми были финские группы, они же и побеждали два года подряд. Но победить в фестивале – не главное. Основной вопрос в том, что будет с группой потом? Можно использовать “MetroOnStage” как ступеньку или трамплин, чтобы подняться дальше, а можно выступить и на следующий день сложить гитары пылиться в углу. В прошлом году одна из групп прошла все отборочные туры, вышла в финал и распалась за несколько дней до концерта – внутренние разногласия. Поэтому команда тоже очень важна.

Почему проводите фестиваль под открытым небом?

Чтобы собралось максимальное количество зрителей. Живой звук на огромной площадке и энергетика групп, которая может поднять стадион – всё прекрасно.

Планируете ли менять прощадку?

Не думаю, Болотная площадь мне очень нравится.

Жалуются ли артисты на звук?

У нас всё согласно техническим райдерам. На звук артисты обычно не жалуются, зато иногда жалуются жители прилегающих к площади домов. (Улыбается.)

Сколько максимально групп выступает в рамках мероприятия?

Тринадцать финалистов и два хедлайнера.

Какие развлечения кроме концерта имеются на площадке?

В сквере Болотной площади будет проходить ярмарка молодых дизайнеров «Фрик-базар», где можно будет купить модную одежду, необычные аксессуары и украшения, предметы декора. Стильных гостей ждёт “Punk Makeup Station”, а спортивных – чемпионат по кикеру. Ну и все, кто опубликует фотографию в социальных сетях с хештегом #metroonstage2015, получат призы.

Кто обеспечивает безопасность гостей и участников фестиваля?

Сотрудники полиции, конечно.

Есть ли возрастные ограничения для желающих прийти?

Это день города, поэтому доступ 0+.

Можно ли беспрепятственно провести целый день на фестивале, например, с детьми?

В зоне отдыха будут лежать бинбэги, детям будет весело. Музыка – универсальный язык, на котором могут говорить люди любого возраста.

Много ли людей приезжает на фестиваль?

Обычно мероприятие посещает около тридцати тысяч человек.

У вас много партнёров? Как они помогают конкурсантам?

Наш главный партнёр – Департамент Культуры города Москвы. Именно этот партнёр даёт нам такую прекрасную площадку и поддержку. Ну и периодически появляются музыкальные партнёры, которые дарят музыкантам инструменты.

Как распространяете информацию о мероприятии?

Основные источники – газета “Metro”, социальные сети и официальный сайт. Также участники и хедлайнеры делятся информацией, ну и в интернете новости, конечно.

Я за то, чтобы таких мероприятий, как наш фестиваль было больше. За время существования “Metro On Stage” появлялось и умирало очень много фестивалей с похожей идеей. Это не бизнес, и заработать на этом сложно. Невозможно продать неизвестные коллективы, ни зрителям, ни спонсорам, а нужны деньги на рекламу, аренду площадки, аппаратуру. Если фестиваль ориентирован на создание популярной клубной группы, то можно не тратиться на большую сцену, на хедлайнеров, а сделать такой «местечковый» формат, который будет вполне успешен, но не выйдет за рамки локального мероприятия.

Что пожелаете конкурсантам?

Верить в то, что они делают и не бросать занятия музыкой никогда. В конце концов у каждого есть шанс стать обладателем премии «Грэмми», которую вручат, например, вашему внуку. (Улыбается.)

Что можете пожелать ребятам, по каким-либо причинам не подавшим заявки на ваш фестиваль, например, из-за неуверенности в себе, отсутствии опыта или географической недоступности?

Во-первых, не придумывать отговорок. (Улыбается.) Если хочется заниматься музыкой, если хочется известности – ничего не может помешать. Я бы советовала каждому найти свой стиль, сделать хорошие фотографии и придумать интересную легенду группы. А так же выбрать человека, который будет заниматься продвижением группы на фестивалях, отстаивать интересы, делать промо-видео, вести группы в социальных сетях, писать пресс-релизы, общаться с поклонниками и директорами клубов, заказывать шампанское в гримёрку, ну и делать другие полезные вещи. А сами занимайтесь творчеством, репетируйте, совершенствуйтесь.

Анна, большое спасибо за интервью, желаем вам удачи и хорошего проведения очередного фестиваля.

Поделиться: